Содержание энциклопедии
Рефераты
Соловьевы, Димитрий и Осип Алексеевичи

— впоследствии бароны, видные торговые деятели при Петре Великом. Димитрий Алексеевич был первоначально дворовым человеком Меншикова и через него сделался лично известен Петру Великому. В 1705 г. государь назначил его обер-комиссаром в Архангельск с повелением "ведать смоляный промысл и прочие товары царского величества приемом и покупкою и отпуском заморским и продажею". С. был человек умный и предприимчивый, способный к торговым операциям. Несколько позже выступает его брат Осип, исполнявший те же обязанности за границей — в Амстердаме, где он имел контору. Впоследствии по поводу возникшего дела Соловьевых был составлен список оборотов за 10 лет (с 1706 г.): оказалось, что на товарах выручено ими прибыли 344102 руб. и за границей получено 648605 ефимков; из этого числа израсходовано в России 272194 руб. и за границей 607221 ефимков. Таким образом, средним числом в год приходилось, если считать ефимок по 90 коп., около 93 тысяч — цифра по тому времени огромная! После учреждения губернии в Архангельск был назначен вице-губернатором известный прибыльщик Курбатов, а в сентябре 1711 г. вышел сенатский указ: "Все товары (казенные) велено принимать и у Города продавать и за море отпускать вице-губернатору Курбатову, да обер-комиссару Димитрию Соловьеву, вместе". С этого времени начались бесконечные раздоры между вице-губернатором и обер-комиссаром, вызвавшие новый указ в мае 1713 года: "Государевы товары, которые ведали у города Архангельска вице-губернатор Курбатов и обер-комиссар Соловьев обще, тех товаров вице-губернатору, кроме таможенного усмотрения и пошлинного счета, ничем не ведать, для того, что от разных управителей чинится в торгах царского величества не без повреждения: убыток от икры, что прислана к весне, упустя самую удобную пору — зимнее время. Ведать товары обер-комиссару одному". С этого времени Курбатов всеми силами старался вредить Соловьеву и посылал на него доносы. Однако Курбатов сам в скором времени попал под суд по обвинению в различных преступлениях по службе. Находясь под следствием, Курбатов нашел, однако, возможность повредить своему врагу, выкрав, посредством подкупленного служителя у Меншикова письма, компрометирующие обоих Соловьевых и таким образом с несомненными доказательствами в руках в октябре 1716 г. писал Петру, находившемуся тогда за границей. "Соловьевы три брата, Дмитрий, Федор, Осип, превеликия казне вашей умышленно утраты кражею государственных пошлин учинили, о чем и по нынешнему исследованию будет ясно, а паче изобличатся вины их при пришествии вашем, понеже я имею такие письма, против которых они великого оправдание принесть не могут; но повинны будут пыткам и сыщется интерес ваш многий. Ежели о здешних Соловьевых учинен будет розыск крутой, а брат их Осип о том ведает, опасно, чтоб он, убоясь, не остался вовсе жить в Амстердаме или где инде, и богатство свое тамошнее могут они скрыть. И в нынешнем году из С.-Петербурга отпустили на кораблях, купленного из адмиралтейства поташу на 10000 ефимков с лишком, подлогом, именем конторнаго своего писаря Гейтера и англичанина Коленза, у которых ни малаго своего нет имения и живут ныне у них Соловьевых в доме. И за тот поташ договорились они платить в адмиралтейство заморскою солью по 10 алтын пуд, и теми же именами откупили в адмиралтействе во всей Финляндии торговать одним им солью и табаком, о чем я уведал с обер-фискалом". В результате Соловьевы были отданы под суд, причем они под пытками сознались во всем. Оказалось, что с них следует взыскать в казну около 700000 руб., а имения у них по описи явилось на 400000 руб. Поэтому последнее было конфисковано, а они оба были сданы под стражу, под которой и находились до 21 октября 1721 г., когда Петр приказал освободить Соловьевых, объявив: "понеже ведают они, что достойны смерти по делам своим, того б ради те вины заслужили, особливо Осип в установлении торгов впредь в другия государства". Однако приказано было "взять с него крепкия и надежныя поруки, чтоб не ушел, понеже он записан бюргером астрадамским".

Императрица Екатерина I, обязанная своим возведением на престол кружку Меншикова, осыпала, как известно, милостями всех членов кружка; не забыла она в том числе и Соловьевых. Они были не только освобождены и восстановлены во всех своих правах, но даже указом 27 января 1727 г. Димитрий и два его брата, Осип и Федор, были возведены в баронское достоинство. Однако пережитые испытания надломили еще не старые годы Димитрия и он умер вскоре после своего восстановления в правах.

История России, Соловьева, том XVI. Москва 1866 года. — Π. Милюков, Государственное хозяйство России в первой четверти XVIII ст. и реформа Петра Великого. СПб. , 1892 г. — Доклады и приговоры, состоявшиеся в правительствующем сенате в царствование Петра Великого. Изд. Академии Наук под редакциею H. В. Колачева тома I и II; томы III и IV под редакцией Н. Ф. Дубровина. Голиков — Деяния Петра В. — Карнович, Замечательные богатства частных лиц в России. — Дело Соловьевых в Государственном архиве.

В. Строев.

{Половцов}


©2007 Пуск!by | contextus@mail.ru